Лесная Ведьма

Locci

Полустранность
Команда форума
Сообщения
968
Оценка реакций
246
Баллы
0
Awards
2
Лесная ведьма

Я сидел в небольшой придорожной таверне и тихо доедал свою похлёбку. Несмотря на поздний вечер, ямской постоялый двор не пустовал. Я уже был рад тому, что ухватил комнатку на одного, потому что ночевать с малознакомым путником мне не прельщало. Аими, ещё недавно любопытно выглядывавшая из моего пыльного капюшона, совсем утомилась. Сегодня она впервые увидела золотые поля пшеницы вдоль Южного Имперского тракта. Долго летала над колосками, пока не поднялся сильный ветер, а теперь мирно задремала.
Народу становилось слишком много, и я уже собирался уйти, чтобы посетить местные бани и отправится спать, однако случайно услышанный разговор привлёк моё внимание. За соседним столом двое подвыпивших ямщиков громким полушёпотом спорили о завтрашнем маршруте:
- Да говорят же тебе, поверху надо Пущи объезжать, поверху! – почти срываясь на голос доказывал извозчик постарше, потрясая рыжей, с седыми проволосками, бородой: - Ведьма тама завелась, понизу поедешь – пропадёшь.
- Да если я поверху поеду, до следующего яму и к полуночи не доберусь! – сплюнул молодой ямщик и почесал сальную тёмную шевелюру: - меня тогда не ваши сказки, а заказчик изведёт. Обещался же в срок быть, клятвенно обещался.
- Не сказки это, не сказки. Бабка Анка рассказывала, как внучка её туда по грибы ходила, для похлёбки то. И шо думаш? – извозчик сделал многозначительную паузу: - Верталась с пустым кузовком, бледная как писчая бумага! Мертьвие там её встретили, сначала из-за деревьев следили, прятались. А как девка поглубже зашла, как повыпрыгивали! И смех бабий по всему лесу разнёсся, противный, скрипучий такой! Точно тебе говорю, ведьма там! Прирежет тебя, да лошадок твоих, и будешь мертьвий ходить, девок да прохожих пугать.
Мертвецы? Я немного напрягся и, незаметно для себя, спустил руку в карман мантии. Пальцы нащупали небольшую деревянную фигурку и принялись методично скрести по шее и спине странного создания. Ведьмы редко прибегали к некромантии, но, видимо, для местных любая колдунья – ведьма. Не уверен, что это то, что я искал, стоит проверить.
- Извольте, добрые люди, - обратился я, вставая из-за стола и приближаясь к ним: - я услышал ваш разговор. Это что за пуща такая?
Рыжебородый извозчик повернулся ко мне, прищурил пьяненькие глаза, и спустя какое-то время спросил:
- А тебе накой?
- Да вот иду вроде в туже сторону, в Жацым, - соврал я: - а тут такая опасность. Не хочу зайти туда по незнанию.
- Так ентово, известно какие. Тенисты Пущи. Деревья там высоки, выше чем в округе, не попутаете. А возле неё распутье, одна дорога поверху идёт, а друга прям близёхонько к Пущам. Поверху дальше, но жить то охота…
- А чего с баб Анкиной внучкой-то? – одёрнул его молодой ямщик, как будто не обращая на меня внимания.
- Да а шо с ней, она как смех то услышала, так дёру и дала…
Дальше я не стал слушать, а вместо этого поднялся в комнатку и аккуратно вытащил из капюшона тихо спящую фею. Оставив её на подушке, я снял верхнюю одежду и спустился на улицу, в деревянную баню. К счастью, людей там было немного, и я смог спокойно помыться. Сколько ни путешествую по просторам империи, не могу привыкнуть к дорожной грязи, потому ямские бани для меня просто спасение, особенно летом.
Утро выдалось прохладным, небо ещё с рассвета затянуло тучами, так что солнце лишь изредка опаляло уставшие за долгое лето золотые поля. Однако, между крон высоких живых исполинов, солнечные лучи в любом случае пробивались достаточно плохо. Наверное, примерно в таком лесу происходит действие всех народных притч про злых ведьм, колдунов и тёмных духов, ворующих детей ради веселья. Поросшие мхом и кустарником, пытающимися собрать весь свет, пробивающийся между листвой их старших товарищей. В сказочном мрачном лесу обычно нет ни единой живой твари. Не поют птицы, не рыщут мелкие звери. Тенистые Пущи, на удивление, были очень живы. Маленькая рыжая лисица перебегала дорогу, держа в зубах увесистую полёвку, и посматривала на меня хитрыми тёмными глазами. Громкий пересвист птиц изредка разбавлялся ухающими звуками и скрипом длинных толстых стволов. По ветвям скакали белки, готовящиеся к наступающей осени. Аими резво вылетела из-за моей шеи, приятно пощекотав меня мягкими крыльями. Она принялась гоняться за суетливыми грызунами, рассыпая вокруг поблёскивающую пыль. Умиротворяющая атмосфера укутала меня, как только я сделал несколько шагов по мягкому лесному ковру.
Я сделал несколько уверенных шагов в чащу, потом остановился. Справа между деревьев что-то промелькнуло, но я не успел различить, что именно. Я продолжил двигаться веред. Лес сзади сомкнулся, как будто я не вошёл в него совсем недавно. Воздух всё ещё наполнялся лесной мелодией, но становилось всё более неспокойно. Остатки умиротворения сошли на нет, когда слева мелькнуло что-то поменьше. Я не мог сказать точно, что это, но казалось, что силуэт человеческий. Я почувствовал тягучую, вязкую магию, словно капающую на меня откуда-то сверху, и впивающуюся с неслышимым треском. С каждым шагом вглубь это ощущение только усиливалось. Звуки леса и даже моих собственных шагов казались гулкими, приглушёнными. Впереди виднелась небольшая проплешина в лесном массиве, словно на своих местах нет трёх деревьев. Свет, проникающий сквозь брешь в кронах, как будто потускнел, неспособный разогнать сгущающийся мрак. Раздался скрежещущий гул, он заполнил всю мою голову, залил горячим воском уши, рот и нос. Дышать стало тяжело, гул не стихал, давя на разум, и под его сопровождение из-за деревьев медленно вышли три фигуры. Одна – высокая и длинноволосая женщина. Её живот был залит бурой, спёкшейся кровью и не скрывал синеющих внутренностей, а голова накренена в бок на неспособной держать её деформированной синеющей шее. Моё сердце пропустило удар. Вторая – совсем молоденькая девушка. Её незрелое тело было прорублено от плеча до живота, а левая рука висела плетью. Дыхание совсем спёрло. Третья фигурка была совсем маленькой девочкой в красивом светлом платьице. Её тоненькая шея была перерублена грубым ударом, а маленькая рука держала за волосы её собственную голову, впившуюся в меня остановившимся взглядом. Её знакомые пустые глаза заставили мою душу сжаться. В сердце больно закололо.
В шею что-то несильно врезалось, но я не обратил на это внимания. Неестественно дёрнувшись, тела медленно, словно куклы, двинулись в мою сторону. При каждом шаге из их ран лилась вязкая бурая кровь. Моя рука впилась ногтями в маленькую деревянную куклу, но я не мог сосредоточится и сделать что-то ещё. Страх обволакивал мой разум, перемешивая картины из настоящего и прошлого. По шее пробежал холодок, словно маленький кусочек льда коснулся меня прямо под ухом. Тела снова неестественно дёрнулись. В этот момент между деревьями я заметил две ядовито-зелёные светящиеся точки, пристально наблюдавшие за происходящим и хищно смотревшие мне словно в душу. Тонкие бледные губы на отрубленной голове неуверенно двинулись и едва слышно прошептали: «Я соскучилась», а свободная рука потянулась ко мне. Меня парализовал страх, единственной мыслью было «Бежать!». Шею буквально ужалило огнём, кажется я даже немного вскрикнул. Лес вокруг на мгновенье замер, я почувствовал шевеление в своём капюшоне. Гул в моей голове ненадолго притих, и рука взмахнула в инстинктивном движении, выхватив из пустоты длинный посох.
Бледные куклы снова дёрнулись и продолжили медленное шествие ко мне. Я занёс руку с древком вверх и с силой вонзил его в мягкий мох у своих ног. Волна магии, на этот раз, моей, потекла вверх, от подола моего плаща, по ногам, поднимаясь всё выше. Когда она достигла головы, лес вновь преобразился. Сначала вернулось пение птиц, заполнившее гудящую тишину, после, три фигуры растворились, не оставляя после себя и следа. Глубоко вдохнув, я сосредоточился. Теперь нужно найти источник иллюзорных чар. В нескольких ярдах от себя я почувствовал небольшого духа, и он, будучи обнаруженным, сорвался с места и устремился куда-то в чащу. «Аими, веди меня за ним», прошептал я. Маленькая человекоподобная фигурка вылетела у меня из-за головы и зависла перед моим лицом, скрестив ручки на груди. «Ты большая молодец, спасибо. Пожалуйста, помоги мне ещё раз», попросил я её с улыбкой. Фея кивнула, и полетела вслед за духом, оставляя невесомый след из золотистой пыльцы.
Не смотря на все попытки духа оторваться, все коряги и корни, о которые я чудом не ломал ноги, и парочку очень подлых оврагов за кустами, я не сильно отставал. Вскоре между деревьев показалась невзрачная землянка, устроенная на холмике возле небольшого лесного ручья. Пока я бежал к воде, Аими уже подлетала к домику. В какой-то момент она резко нырнула вниз и остановилась только у самой крыши домика. Повисев там немного, фея сделала несколько замысловатых петель вокруг печного дыма, поднимавшегося из трубы, и, наконец, заметила меня. Я не спешил к домику, а остановился, чтобы отдышатся, и безуспешно старался сосредоточится. Голова болела после недавней встряски, а жуткая картинка всё ещё стояла перед глазами. Увиденное ударило по мне сильнее, чем я предполагал. Сердце колотилось как бешеное, волосы налипали на мокрый от холодного пота лоб. Пересилив себя, я пошёл вперёд. Аими спикировала и спряталась в капюшоне, и мне стало немного спокойнее.
Вокруг дома расположился небольшой палисадник. Неровные грядки с какой-то зеленью, кустарники, невысокая яблоня. Дверь землянки была облита свечным воском, обмазана кровью, увешана амулетами разных форм и размеров. На каждом колышке жиденькой ограды тоже висели разные безделушки, деревянные фигурки животных или птиц, несколько соломенных куколок и одна тряпичная. Никаких костей или черепов, как ни удивительно. Когда я потянулся к ручке двери, все амулеты пришли в движение. Они угрожающе тряслись, пощёлкивали и стучали, силились не дать мне коснуться ручки, обжигая мою ладонь, снопом искр. Я ухмыльнулся их потугам. Мою руку охватила незримая холодная перчатка, и искры, шипя, теперь гасли на подлёте. Когда я коснулся дерева, мне даже показалось, что амулеты разочарованно поникли, но на самом деле, они хотели меня обмануть. Тонкий шнурок, обмотанный вокруг деревянной перекладины, служившей дверной ручкой, безуспешно пытаясь прожечь мою защиту раскалился так, что запахло подпалённым деревом. Когда и это не заставило меня отступить, амулеты утихли. Дверь открывалась внутрь и не была заперта. Я толкнул её вперёд и обнаружил… Что внутри пусто. Аккуратно спускаясь по ступенькам, я напряжённо вглядывался в тёмные углы. На заваленных стеклянными баночками полках гуляли тусклые блики дневного света, но в помещении было очень мрачно и душно. От очага чествовался жар, угольки ещё тлели, поигрывая рыжим. Куда же она могла подеваться?.. Ругая себя последними словами, я заглянул за дверь. Холодное острие коснулось моего горла. Я нервно сглотнул. В полутьме был виден лишь силуэт низенькой девушки. Я не мог различить черт её лица, но кинжал возле моего горла говорил о её намерениях предостаточно.
- Проваливай из моего дома, пока жив, имперский маг, - прошипела девушка. Если она старалась звучать угрожающе, то получалось из рук вон плохо.
- Я не состою на службе, - проговорил я и медленно попятился. Ведьма шагнула следом, больно вдавливая кинжал в кожу.
- Какого чёрта тогда ты здесь забыл, свободный? – почти прокричала она, - Думаешь я глупая такая, так тебе и поверю?
- На соседнем яме слуги ходят, - Я говорил спокойно, как только мог: - Говорят о ведьме… убивающей прохожих, и превращающей их в ходящих мертвецов. Вот я и решил проверить. Но, - добавил я спустя немного: - Ты всё меньше похожа на некроманта, а мертвые в лесу оказались всего лишь иллюзией, чтобы пугать неудачливых путников.
- А ты, значит, эдакий борец с колдовством и охотник на нежить? – усмехнулась ведьма.
- Вроде того, - ответил я. Мне казалось, что сейчас она уберёт оружие, но вместо этого кинжал ещё сильнее впился в мою кожу. Я почувствовал стекающую каплю крови: - Я тебе не враг… Я искал некроманта, а не ведьму-отшельника в маленьком домике!
Девушка поморщилась, но отвела кинжал от моей шеи и я, наконец, выдохнул. Ведьма толкнула рукой дверь так, чтобы та захлопнулась, и щёлкнула пальцами. По периметру комнатки загорелись свечи, осветив её целиком. Передо мной стояла невысокая темноволосая девушка с очень молодым лицом. Её брови собрались к переносице, двухцветные, карие с зелёным глаза смотрели на меня испытующе, а губы сжимались от злобы. Она была удивительно красива во всём, и только кровавый след от кинжала на моей шее портил первое впечатление.
- Ты, видимо, не первый год здесь живёшь, - сказал я, нарушая неловкую паузу, - Но людей пугать стала только недавно. Зачем, так тебя только быстрее найдут?
- Без тебя знаю, - Ведьма закрыла глаза, и злость понемногу исчезла с её лица: - За мной охотятся, подсылают солдат. Мне нужно бежать, но я пока не знаю куда податься. Скоро осень, до холодов новое место просто так не найти.
- И что ты сделала?
Девушка ещё раз оценивающе пробежалась по мне взглядом.
- Спасла ребёнка, - На этих словах она отошла к очагу: - Это произошло пару недель назад. В дне пути отсюда есть небольшой городок, я была в лесу возле него, искала нужные мне цветы. Только собиралась уходить, как услышала истошные вопли и рык. Когда я подбежала к месту, огромный медведь драл зубами ногу женщины, а рядом, в паре ярдов, лежал раненый мальчуган. Конечно, я спугнула хищника колдовством, но было уже поздно. И мальчик, и женщина, видимо его мать, остались в очень плохом состоянии. Подранные конечности, следы от когтей, кости переломаны. Я не думаю, что они бы долго прожили посреди леса, не будь меня рядом, погибли бы оба. Похоже, ты догадываешься, что за колдовство я использовала.
Я кивнул. Я читал, что ведьмы могут лечить раны, в других руках не совместимые с жизнью, но для его применения требуется пойти на какие-то жертвы. Чаще всего именно из-за этого колдовства ведьмовство порицают больше всего.
- У этого ритуала есть несколько ограничений, но самое неудобное из них – это то, что его нельзя прервать. Я не могла просто подлечить одного из них, оставив второго в живых. Потому передо мной оставалось всего три исхода: либо я спасаю ребёнка, ценой жизни матери, либо мать… Забирая взамен её сына, либо бросаю их обоих на съедение лесным хищникам. Я стояла и не знала, что мне сделать, когда… женщина у моих ног издала слабый, жалобный звук. Я думаю… - её голос дрожал, а на глазах наворачивались слёзы: - Я в жизни не слышала ничего более жуткого, чем этот предсмертный стон. А когда я подошла к мальчику, стало понятно, что если я сейчас не решусь, то они просто умрут. Я взяла его на руки и перенесла ближе к матери. И начала ритуал. Он длился, наверное, несколько часов и дался мне очень тяжело, но наконец раны мальчика затянулись, а сломанные кости встали по местам и срослись. Он даже глаза открыл, хотя и был очень-очень слаб.
Она затихла, собиралась с мыслями какое-то время. Я не стал ей мешать.
- Немного погодя я услышала лай и мужские голоса, - продолжила она: - Их было пятеро, один одет богато, остальные солдаты и пара собак с ними. Богач смотрел на тело женщины безумными глазами, а я повторяла, что мне жаль, и что я сделала всё, что могла. Когда они замелили колотую рану в груди женщины, и её муж поднял на меня глаза, это был взгляд полный ненависти. «Ты убила мою любимую жену,» - сказал он, очень сдавленным голосом, - Я вздохнул. Она сглотнула и продолжила: - Я попыталась сказать, что только так можно было помочь ребёнку, но он меня уже не слышал. Его рука потянулась к мечу. И конечно-же я побежала от них что было мочи.
Её взгляд снова зачерствел.
- Я не убийца.
- Я понимаю, - Мой ответ должен был звучать убедительно, но голос предательским подломился: - Он не смог смириться, не верил, что её нельзя было спасти… Или обезумел от горя.
- Да, и теперь его солдаты хотят найти меня и четвертовать, как убийцу. По-твоему, этого я заслуживаю?
- Я думаю, что ему сейчас недостаточно разумных доводов, - Передо мной снова были мёртвые глаза девочки в лесу. Я вытащил маленькую фигурку птицы из кармана своей мантии и задумчиво посмотрел на неё: - Он потерял что-то очень важное, и то, что ты спасла хотя-бы кого-то, не может утешить его. Такую скорбь очень сложно заглушить.
- Я… Знаю, я не имела права решать, кому жить, а кому нет, - Теперь она смотрела на меня пустым взглядом: - Но и оставить их обоих умереть тоже… Имела ли я право поступить так?
Она замолчала и мне тоже было нечего ответить. Я смотрел на неказистую деревянную фигурку. Бесформенная голова, отдалённо напоминавшая птичью, с укоризной смотрела на меня. Не мне, точно не мне судить о таком. Кукла будто задавала мне вопрос: «А чем ты лучше обезумевшего от горя мужчины?»
- Я не знаю, - ответил я и ведьме, и кукле.
Снаружи раздался громкий лай, а затем крики людей. Ведьма яростно посмотрела на меня, но прочитала на моём лице только недоумение. Она бросилась к маленькому окошку.
- Их человек десять! – воскликнула она: - Нам не выбраться…
Я резко выдохнул. Отдавать её на растерзание солдатам по своей вине мне не хотелось. Рука снова поймала посох, и девушка взглянула на меня с опаской.
- Собери всё самое важное, у меня есть план, - сказал я и сосредоточился.
Я сидел в ямской таверне и смотрел в окно. На улице зверствовала метель, и она сильно испортила мои планы, за сегодня я мог бы добраться до ближайшего крупного города. Путешествовать в середине зимы, конечно, не самая лучшая идея. Аими очень плохо переносила холод и почти всё время спала, прижимаясь к моей шее. Да я бы и сам не отказался от зимовки в богатом поместье, но, выбирать не приходилось. Загадочное сообщение от старого приятеля было не очень информативным. Его доставил ворон-фамильяр, и состояло оно всего из одной строки: «Буду очень признателен, если ты навестишь меня до весны. Важные новости.» Если эти новости касаются событий на моей родине, путешествие через полстраны того стоит.
Таверна почти пустовала, редкие путники не могли создать много шума. Все ждали окончание проклятой непогоды, травили байки и пили брагу, которая больше напоминала отраву, на мой вкус. Со скуки я принялся рассматривать других посетителей. В основном это были извозчики, почтальоны и такие-же неудачливые путники как я. Небольшой отряд стражи, видимо, патруль, добрался суда сразу после начала метели, и теперь солдаты расселись поближе к печи, чтобы отогреться. К ним тут-же подбежала молодая девица, чтобы спросить, нужно ли им что-то.
В этот момент за окном показалась одинокая фигура. «Что за бедолагу занесло на улицу в такую непогоду,» подумал я. Хлопнула массивная дверь, и на пороге показалась невысокая фигурка, замотанная в какие-то лохмотья поверх зимней стёганки. Мальчик долго отряхивал снег, налипший на его одежде, затем размотал платок и принялся тщательно оглядывать посетителей заведения. Сначала его внимание привлёк одинокий мужчина в дальнем углу помещения. Мальчик было двинулся к нему, но от чего-то остановился и продолжил осматриваться. Группа солдат и разрозненные пьянчуги-ямщики его не интересовали, он задерживал взгляд только на людях, напоминавших путешественников. Наконец, закончив круг, он остановился на мне. Поизучав меня какое-то время, мальчуган кивнул сам себе и посеменил в мою сторону, бодро переставляя валенками.
- Господин, - начал он, подойдя ближе: - Одна Ваша знакомая дама… Она… Просила передать вам просьбу. Она велела попросить Вас задержаться в деревне после того, как метель закончится. И сказала, что будет ждать Вас за таверной.
- Спасибо… – Я немного удивлённо улыбнулся: - А как же мне узнать её?
- Дак… - Ребёнок некоторое время подбирал слова: - Невеликая ростом, темноволосая. Узнаете, точно Вам говорю.
 

OnePunchMan

Почётный гражданин
Сообщения
265
Оценка реакций
128
Баллы
0
Мне понравилось описание внешней среды и взаимодействие персонажей с ней. Написано в некоторых моментах интересно, хоть рассказ и мрачный.
 
Верх